Сопутствующие заболевания пандемии

Коронавирус не изменил стратегических целей крупнейших мировых сил, но стал для них тестом на национальную компетенцию.

Как механизм действия вируса запускает прогрессию присутствующих в организме патологий, так пандемия коронавируса оголила имеющиеся глобальные разногласия и хронические проблемы на национальных уровнях.

Госсекретарь Майк Помпео обвинил Коммунистическую партию Китая в запоздалом информировании Всемирной организации здравоохранения о вспышке новейшего коронавируса и пренебрежении точными цифрами относительно быстрого роста количества зараженных, а штат Миссури будет добиваться в суде компенсации мультимиллионных убытков, вызванных действиями китайского правительства и компартии. Назойливое использование Дональдом Трампом топонима происхождения вируса, а также его многочисленные обвинения китайской власти направлены и внешней, и внутренней аудиториям.

Один из ключевых советников американского президента еще в январе предупреждал его и других высокопоставленных должностных лиц администрации о разрушительном потенциале пандемии, надвигавшейся на Соединенные Штаты, и необходимости решительных действий. Впрочем, Дональд Трамп преуменьшал опасность коронавируса, слишком поздно начал принимать меры, которые характеризовались хаотичностью и медлительностью. Неудивительно, что, по данным Gallup, одобрительное отношение к деятельности главы государства с начала года упало на 6% (до 43%). Тревожный звоночек накануне ноябрьской битвы за высший пост в стране демократы хотят превратить в колокольный звон по Трампу. Наряду с сагой о “Бурисме”, которую, по понятной причине, вытеснили на задний план, “мягкость” Джозефа Байдена в отношении Китая была убойной темой республиканских медиа. Команда будущего номинанта от демократов не потеряла шанс повернуть против противников их же оружие, обвинив хозяина Белого дома в закрытии офиса пандемий, существенном уменьшении количества представителей Центра контроля и профилактики заболеваний США в Китае, а также в неспособности добиться от Пекина, чтобы тот принял группу американских специалистов для оценки масштабов грядущего кризиса на раннем этапе.

Действуя симметрично, китайская власть хочет отвлечь внимание от просчетов, выдвигая для внутреннего употребления на первый план национальное единство и героизм борцов с бедствием, а наружу — искреннюю помощь другим нациям. Более того, официальный Пекин предпочитает конвертировать успехи по укрощению пандемии (в США заболело и умерло в десять раз больше людей, чем в Китае) в свидетельство преимущества своей политической модели над либеральными: своеобразный конец “конца истории”. Борясь за геополитические нарративы, обе стороны прибегают даже к использованию теории заговоров — в частности, об искусственном появлении вируса в уханьской лаборатории или наоборот его распространении в Китае американскими военными.

Игнорирование первичных проявлений грядущей беды (еще в октябре прошлого года), сменившихся преследованием несогласных молчать и манипуляциями в полностью контролируемых массмедиа, вряд ли свидетельствует о том, что гибридный коммунистический режим лучше. “Без средств массовой информации, которые представляют интересы людей, публикуя действительные факты, жизнь людей разрушается не только вирусом, но и серьезно больной системой”, — метко диагностировал проблему китайский предприниматель Рен Чжицян. После критических замечаний в адрес власти он неожиданно на месяц исчез, а потом нашелся в статусе задержанного органами безопасности.

Пандемия не помешала планам усиления политической системы “альтернативной” свободным на своей территории и расширения ее присутствия на спорных. После небольшой паузы в длительном противостоянии с несогласным утратить остатки конституционной автономии Гонконгом китайское правительство задержало более пятнадцати активистов — участников акций протеста. ВВС КНР за последние два месяца четыре раза провоцировали Тайвань, пересекая неофициальную демаркационную линию между ними. В Восточнокитайском море японский эсминец подвергся тарану со стороны китайского рыболовецкого судна, которое может принадлежать морской милиции (a la российские “казаки”), используемой официальным Пекином для достижения политических целей, избегая прямого вооруженного конфликта. В Южнокитайском море из-за применения водной пушки и маневрирования китайского судна затонуло вьетнамское рыболовецкое судно.

Пораженные результатами своей ОПЕКовской авантюры, властители кремлевских башен, наверное, решили не эскалировать агрессию в Донбассе или в Сирии, расширение “русского мира” ограничили призывом Путина к объединению бывших советских республик и сосредоточились на минимизации потерь. Их вопли в стенах ООН о необходимости отмены санкций ради преодоления пандемии были услышаны. Министерство финансов США разъяснило, что санкции против России введены за неприемлемую по своей агрессивной сути внешнюю политику и сейчас не будут отменены, к тому же их действие отнюдь не мешает бороться с коронавирусом. Постигла неудача и попытку Кремля сделать “следующий шаг в двустороннем стратегическом диалоге”, который должен был вернуть Россию за стол глобальных сил и пролистать “крымскую страницу”. “Любые будущие разговоры о контроле над вооружениями должны основываться на видении президента Трампа относительно трехсторонних соглашений, которые будут включать и Россию, и Китай”, — услышал в телефонной трубке Сергей Лавров от своего американского партнера. Вряд ли желание Москвы вернуться в ряды вершителей судеб мира является убедительным аргументом, чтобы Пекин отказался от планомерного наращивания потенциала расширения своего влияния дальше от берегов Поднебесной. Раздражающей для Кремля стала и новость об обнародовании отчета сенатского комитета по разведке, подтверждающего точность выводов американского разведывательного сообщества о российском вмешательстве в президентские выборы 2016 года.

Возможно, больше, чем вирусом, некоторые страны могут заразиться ограничением свобод и введением масштабного слежения за своими гражданами. Конечно, ни одной стране не по силам соперничать с Китаем, способным воплотить самые тайные страхи Джорджа Оруэлла, а именно — тотальную слежку и систему социальных кредитов в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Впрочем, Россия старается не отставать, — в Москве уже действует автоматический контроль над всеми гражданами, передвигающимися в частном или муниципальном транспорте. Эта практика будет распространяться на другие города и регионы страны, в столице разворачивается система распознавания лиц. Принятые в марте поправки к законодательству предполагают строгое наказание за нарушение режима карантина, кроме того установлена ответственность за распространение фальсифицированных данных о коронавирусе. Парадоксально, что EUvsDisinfo за четыре месяца обнаружил свыше 150 случаев дезинформации о коронавирусе, распространенных государственными или контролируемыми Кремлем массмедиа. Хотя Украине уделили должное внимание — от традиционного “нацизма” к неминуемому “развалу” уже от пандемии, все же главной целевой аудиторией были западные общества. Тем временем в США прокатилась волна протестов против решения правительств штатов о введении социальной дистанции и самоизоляции. Президент радушно поддержал такое проявление свободы преимущественно группами с правым уклоном и преимущественно в штатах, где губернаторы избраны от демократической партии.

Пандемия коронавируса не изменила стратегических целей крупнейших сил относительно друг друга и своих соседей. После обострения национального эгоизма, которое проявилось даже в перехвате друг у друга жизненно необходимых медицинских средств и оборудования, восстановилось взаимодействие в рамках союзов (ЕС и НАТО), а также международных организаций — прежде всего ВОЗ ООН. Приостановление Трампом финансирования последней, скорее перекладывание вины на других, чем объективная оценка организации, работающей по принципам и правилам, определенным ее членами. Очевидно, что глобальные вызовы, такие как пандемия коронавируса, требуют большей координации между союзниками и на более широкой международной арене. Впрочем, остается и достаточное пространство для реализации слогана “Сделаем Америку великой снова”, в частности в вопросе трансформации системы здравоохранения (у демократов по этому поводу много идей), усовершенствования инфраструктуры и восстановления критически важных возможностей, — ведь, например, в Китае производится 90% антибиотиков и 70% ингредиентов, необходимых американской фармакологической индустрии.

Глобальная пандемия — это неминуемый тест на национальную компетенцию. По оценкам Билла Гейтса, который предупреждал о таком сценарии, лишь несколько стран справились с вызовом на высшую оценку. Среди них нужно вспомнить Южную Корею, которая не только формально учла опасности предыдущих реинкарнаций коронавируса (в 2015 году были зафиксированы лишь 185 пораженных БСРС-КоВ), но и подготовила необходимую инфраструктуру и алгоритм действий. В преддверии парламентских выборов три четверти корейцев отдали должное эффективной работе администрации Мун Чже Ина, что принесло его политической силе 60% парламентских мандатов.

Согласно опросу PewResearch, 65% американцев считают действия своего президента слишком медленными. Если перезапуск экономики, прежде всего, восстановления рабочих мест, не перевесит таких настроений, Дональд Трамп рискует покинуть дом по адресу 1600, Пенсильвания-авеню…

Автор материала: Александр Хара

Источник: Zn.ua

Источник: HPiB.life

Share

You may also like...