Противодействие экономическому кризису: глобальные и национальные аспекты

Переживет ли украинская экономика глобальный шторм?

Национальная экономика характеризуется критической зависимостью от состояния глобальных рынков и низкой способностью правительства и НБУ противостоять внешним шокам. Поэтому во время текущего кризиса экономика Украины понесет колоссальные потери и войдет в число наиболее пострадавших.

Глобальная экономика входит в состояние рецессии, которая, по мнению многих экспертов, станет самой жесткой с 1930-х годов. МВФ прогнозирует на 2020 год падение экономик развитых стран на 6,1%, а мировой экономики в целом — на 3%. На сегодняшний день в мире заблокирована значительная часть экономической деятельности. Закрытие рабочих мест и снижение мобильности людей разрушают цепочки поставок и уменьшают производительность труда. Массовые увольнения, сокращение доходов и растущая неуверенность побуждают людей тратить меньше и подталкивают дальнейшее закрытие бизнесов. Внутренние экономические проблемы переходят на экономики торговых партнеров, что мультиплицирует негативные эффекты в мировом масштабе.

Карантинные меры и социальное дистанцирование ограничивают как совокупный спрос, так и совокупное предложение. Сокращение совокупного предложения происходит под действием следующих факторов:

— перекрытие границ нарушает цепочки поставок входных материалов и произведенной продукции;

— временное закрытие заводов и фабрик для защиты от инфицирования людей блокирует процесс производства;

— приостановка деятельности сферы услуг, предполагающей прямые контакты с потребителями, сказывается на объемах произведенного продукта;

— неуверенность экономических субъектов по поводу продолжительности введенных ограничений уменьшает производственные инвестиции.

Факторы сокращения совокупного спроса при действии карантинных ограничений следующие:

— уменьшение затрат и падение спроса населения на услуги досуга и развлечений;

— потребители временно переключаются только на закупки товаров первой необходимости, часть из которых приобретает форму интернет-торговли;

— неуверенность в будущих доходах и занятости подталкивает потребителей к ограничению расходов и отказу от неприоритетных покупок;

— туристы вынужденно отказываются от планирования путешествий, поскольку неизвестна продолжительность карантинных ограничений.

Экономики стран с формирующимися рынками, наряду с действием указанных выше факторов, испытали влияние множественных внешних шоков — снижения цен на сырьевые товары, сокращения внешнего спроса, потери доступа к внешнему финансированию.

С середины января до начала апреля 2020 года цены на акции этих стран упали в среднем на 20%. Первый квартал отметился и рекордным оттоком иностранных портфельных инвестиций с формирующихся рынков: изъятие средств инвесторами-нерезидентами превысило 100 млрд долл. США. Эта сумма относительно ВВП этих стран рекордная за весь период наблюдения.

С началом коронакризиса набирает обороты процесс снижения мировых цен на сырьевые товары: с середины января до конца марта цены на основные металлы уменьшились на 15%, природный газ — на 38%, сырую нефть — на 65%. По итогам 2020-го, МВФ ожидает падения цен на металлы на 15%, а на продовольственные товары — на 1,8%.

Центральные банки многих стран мира для противодействия ухудшению условий финансирования и поддержки кредитного процесса предпринимали решительные действия по снижению процентных ставок, выкупу активов на рынке и предоставлению ликвидности финансовым учреждениям. Поскольку в развитых странах ключевые процентные ставки уже были близки к нулю, их центральные банки активно принимали меры нетрадиционной монетарной политики.

В сущности, центральные банки заняли первую линию обороны в борьбе за сохранение экономик и финансового сектора. Их деятельность сосредоточивалась на следующих направлениях:

— центральные банки ведущих стран снизили ключевые процентные ставки на 50–150 базовых пунктов, а также активизировали программы выкупа активов;

— большинство центральных банков предоставляли дополнительную ликвидность своим банкам, в том числе и путем снижения нормативов резервирования, пересмотра требований к залогу, увеличения объемов и срока операций РЕПО;

— некоторые центральные банки начали предоставление долларовой ликвидности через своповые соглашения.

В Украине реакция НБУ на кризисные события имела форму не монетарных стимулов, а ослабления монетарной “удавки” для экономики. Так, прирост денежной базы за январь—апрель составил 34,5 млрд грн, или 7,2%, полностью обеспечивавшийся приростом внешних активов на 52,1 млрд. Чистые внутренние активы за этот период уменьшились на 17,7 млрд грн, а компонент чистого внутреннего кредита увеличился на малозаметную величину 8,5 млрд.

Национальный банк действительно сделал некоторые шаги навстречу экономике, а именно: учетная ставка была снижена с 10 до 8% годовых, было отсрочено введение более жестких нормативов банковского регулирования, несколько повышен уровень поддержки ликвидности банков и увеличен срок краткосрочных кредитов рефинансирования до 90 дней, а также возобновлены тендеры по предоставлению долгосрочного рефинансирования банкам на срок до пяти лет.

Но, сравнивая эти меры с пакетами монетарных стимулов в других странах мира (вместе с формирующимися рынками), надо констатировать символический характер мер, принятых НБУ, и их неадекватность тем острым вызовам, с которыми столкнулась экономика Украины. Так, ресурсы рефинансирования не пользуются надлежащим спросом со стороны банков, поскольку кредитование экономики находится в коматозном состоянии; НБУ не пересматривал чрезвычайно жесткие требования к формированию резервов от кредитных рисков; операции РЕПО и открытого рынка Нацбанком не проводятся, кроме того, НБУ провозгласил категорическую неприемлемость программ выкупа активов на вторичном рынке, включая государственные облигации.

А между тем в мире с начала нынешнего кризиса многие центральные банки прибегли к созданию или расширению программ выкупа активов. Обычно они направляются на восстановление кривой доходности на длительных сроках, недопущение роста рыночных процентных ставок и блокирование дестабилизационных тенденций на рынке. По данным агентства Fitch, центральные банки США, Великобритании, еврозоны и Японии уже объявили о выкупе активов на сумму 6 трлн долл. в 2020 году; этот показатель втрое превышает пиковые значения выкупов 2013-го.

Так, ЕЦБ начал Pandemic Emergency Purchase Program, которая будет покрывать выкуп государственных и частных ценных бумаг. ФРС США стала выкупать федеральные облигации, ипотечные и корпоративные облигации, вследствие чего сумма государственных ценных бумаг на балансе ФРС за год должна удвоиться и достичь уровня 20% ВВП. Банк Канады выкупает на открытом рынке коммерческие ценные бумаги, государственные и ипотечные облигации, краткосрочные обязательства муниципалитетов. Аналогичные операции проводит Банк Японии. Банк Англии открыл Asset Purchase Facility для увеличения собственных активов в государственных и корпоративных облигациях.

Среди стран с формирующимися рынками с начала коронакризиса программы “количественного смягчения” с масштабным выкупом государственных облигаций на рынке запустили центральные банки Венгрии, Польши, Румынии, Хорватии, Турции, Южно-Африканской Республики, Чили, Колумбии, Коста-Рики, Индонезии. В частности, Народный банк Польши уже выкупил казначейские обязательства на сумму около 1% ВВП. Всего, по данным банка UBS, для финансирования национального пакета стимулирования Банк Польши должен выкупить государственных облигаций на сумму 8,7% ВВП. Но в целом центральные банки стран с формирующимися рынками настроены за год выкупить государственные ценные бумаги стоимостью до 5% ВВП.

Традиционно главной целью фискальной политики во время экономического спада была поддержка спроса, но с начала коронакризиса ситуация оказалась принципиально другой. Ключевыми целями фискальной политики стали мобилизация ресурсов для сферы здравоохранения и предоставление помощи людям и предприятиям с целью их физического выживания в чрезвычайных условиях.

С начала нынешнего кризиса во всех странах мира МВФ оценивает стоимость пакетов фискальных мер — расходных программ и налоговых послаблений —на уровне 3,3 трлн долл. Кроме того, фискальные стимулы в форме предоставления государственных гарантий, займов и вливаний в уставные капиталы компаний оцениваются в 4,5 трлн долл.

Страны группы “двадцати” уже утвердили пакеты фискальных мер в части доходов и расходов государства в размере 3,5% ВВП. Такой объем превышает сумму фискальных стимулов в этих же странах во время финансового кризиса 2008–2009 годов. Вместе с тем во Франции, Германии, Италии, Японии, Объединенном Королевстве и США были разработаны массивные пакеты поддержки ликвидности, включая государственные гарантии и займы, стоимость которых достигала 10% ВВП и более.

В части расходов государства меры фискальной политики, как правило, включают выплаты пособий по безработице, оплату больничных, предоставление субсидий на оплату труда, выделение целевых трансфертов (субсидий) пострадавшим фирмам и домашним хозяйствам. Меры фискальной политики в части доходов охватывали отсрочки уплаты налога на прибыль, налога на личные доходы, взносов на социальное страхование, а также налоговые льготы, касавшиеся уязвимых фирм, домашних хозяйств и производств/поставок медицинских товаров и услуг.

В Украине из арсенала фискальных методов поддержки правительство применило следующие: увеличение выплат малообеспеченным пенсионерам и введение пособия по временной безработице и помощи на детей для безработных, существенное повышение расходов на сферу здравоохранения, временное освобождение бизнеса от уплаты отдельных налогов и социальных взносов и возможность отложить их оплату, расширение программы кредитной поддержки малого бизнес с компенсацией государством разницы процентных ставок, снятие лимита предоставления государственных гарантий для кредитов на инвестиционные цели. В целом объем разработанных на сегодняшний день фискальных стимулов оценивается на уровне 4–5% ВВП.

То есть антикризисная фискальная политика Украины по содержательному наполнению наследует общемировые тенденции и учитывает положительные наработки международного опыта. Но специфической проблемой Украины является довольно узкое фискальное пространство для применения этих стимулов, что объясняется высоким уровнем долговой нагрузки и ограниченностью источников финансирования бюджетного дефицита.

В мире побочным следствием проведения антикризисной фискальной политики стал стремительный рост государственного долга. По прогнозу МВФ, долг сектора общего государственного управления всех стран мира за 2020 год увеличится на 13,1% ВВП и достигнет 96,4% ВВП, в том числе в странах с формирующимися рынками — 62% ВВП. В Украине долг сектора общего государственного управления за текущий год должен вырасти на 16,4% ВВП и в конце года достичь 66,5% ВВП.

Специалисты МВФ признают: в нынешних чрезвычайных условиях большинство развивающихся стран должны найти тонкий баланс между реагированием на острые социально-экономические вызовы и обеспечением долговой устойчивости. Достижение этого баланса требует улучшения качества государственного регулирования и действенности правовых институтов, повышения эффективности государственных расходов и использования всех резервов для поддержки доходной части бюджета.

Сейчас мировой кризис проявляется в основном через накопление негативных явлений в сфере здравоохранения и реальной экономике. По многочисленным прогнозам, в развитых странах мира падение экономической деятельности в 2020 году не будет сопровождаться финансовыми потрясениями. Вероятность финансового кризиса в большинстве стран мира на сегодняшний день оценивается как невысокая, что отличает текущую ситуацию от глобального финансово-экономического кризиса 2008–2009 годов.

Массивные программы фискальной поддержки и монетарного стимулирования экономики в развитых странах будут содействовать поддержанию большинства компаний на плаву, предотвратят кризис ликвидности и помогут восстановлению экономической деятельности после снятия карантинных ограничений. Аналогичным образом и банковский сектор сможет противостоять влиянию мощных шоков, поскольку он получает масштабную поддержку от центральных банков и имеет существенные накопленные резервы и буферы капитала.

По мнению многих экспертов, в мировом измерении экономика Украины станет одной из наиболее пострадавших, поскольку ей присуща критическая зависимость от состояния глобальных сырьевых и финансовых рынков, а также низкая способность противостоять существующим угрозам. Вместе с тем символический характер монетарных стимулов, полное игнорирование НБУ имеющихся проблем в реальной экономике и государственных финансах, ограниченный потенциал для применения фискальных стимулов правительством и низкое качество государственного управления с высокой вероятностью будут определять разрушительное течение экономического кризиса и его перерастание в финансовый кризис. С учетом существующих рисков и зон уязвимости достаточно вероятным в Украине выглядит сценарий тройного финансового кризиса (валютного, долгового, банковского), который усилит действие шоковых факторов и отодвинет перспективы социально-экономического возрождения страны на далекое будущее.

Автор материала: Татьяна Богдан

Источник: Zn.ua

Источник: HPiB.life

Share

You may also like...