Возвращение кыргызстанцев из Сирии. Вопросов больше, чем ответов

В Сирии находится по меньшей мере 850 граждан Кыргызстана, среди которых женщины и дети. Пока Кыргызстан еще не начал возвращать своих граждан, хотя МИД сообщил, что ведется работа по определению количества и идентификации граждан.

«Присутствие граждан Кыргызстана на не подконтрольных официальным властям территориях Сирии создает для кыргызской стороны сложности», — ответили в ведомстве на запрос Kaktus.media. При этом не назвали никаких конкретных действий, проводимых в этом направлении.

Тема возвращения кыргызских граждан из зоны боевых действий, похоже, больше волнует правозащитников и журналистов, нежели официальные органы. Сегодня, 30 мая, IWPR провел экспертную встречу «Возвращение кыргызстанцев из Сирии и Ирака: преграды и возможности».

Что будет, если не вернуть граждан, выехавших в Сирию

«Плоскость войны, плоскость конфликтных ситуаций распространилась по Центральной Азии. Люди, выехавшие за пределы Кыргызстана, были одурманены и обмануты. Проблема в том, что вместе с ними выехали их семьи, которые попали сейчас в лагеря. К сожалению, быт и условия проживания очень плохие. Неизвестно, какие будут последствия, если не вернуть граждан, выехавших в Сирию или Ирак», — рассказывает Артур Медетбеков, эксперт по вопросам терроризма и региональной безопасности, во время экспертной встречи по репатриации граждан КР из Сирии и Ирака.

Если мы лишим их гражданства и оставим в лагерях, то это еще более усугубит ситуацию, озлобив людей, которые там останутся.

По словам Артура Медетбекова, возвращение граждан из Сирии может помочь в дерадикализации кыргызстанцев.

«Это повлияет на граждан, которые вынашивали мысли примкнуть к запрещенным организациям», — считает он.

Три подхода к возвращению граждан КР из Сирии и Ирака

Азиза Абдирасулова, руководитель правозащитного центра «Кылым шамы», предлагает три подхода к возвращению граждан Кыргызстана из Сирии и Ирака:

Политический подход: со стратегией по возврату и реабилитации женщин и детей, с конкретным планом по работе с каждым возвращенцем.

Правовой подход: каждый гражданин, который уехал, должен иметь индивидуальный правовой подход. Правоохранительные органы не должны применять одинаковые наказания для всех.

Правозащитный подход: все ли вернулись, не остался ли кто-то в рабстве или приговорен к смертной казни. Какие условия и отношение должны быть созданы государством для интеграции возвращенцев в общество.

«По данным правозащитной организации «Кылым шамы», в иракских тюрьмах находятся 4 женщины и 11 детей — граждан Кыргызстана. К нам официально обратились 46 семей, родственники которых сейчас находятся в Сирии и Ираке. Кыргызстанок выдавали замуж за боевиков, и у них есть дети от разных отцов. Еще есть 12 лиц, чьих родственников мы еще не нашли», — рассказывает Абдирасулова.

Влияние патриархального устоя общества в выезде в Сирию кыргызстанок

Гульназ Исаева, заведующая отделом аналитики Государственной комиссии по делам религий, считает, что на кыргызстанок, выехавших в Сирию, повлияли мужья.

По результатам исследования «ООН-женщины», многие женщины последовали за своими мужьями. Это патриархальный устой нашего общества, когда женщина следует за своим мужем. Даже ее семья этому не препятствует, что очень проблематично для страны.

«Возможная репатриация — это очень длительный и трудный процесс, требующий поддержки других стран при пересечении границ, правозащитных и международных организаций, которые сделают вклад в процесс реабилитации и вовлечения обратно в социум. Психологов, специализирующихся на конфликтных ситуациях, очень мало. А они необходимы, чтобы вытащить возвратившихся женщин и детей из абсолютной деструкции», — сказала Исаева.

Готовы ли родственники

По словам экспертов, не всех граждан, выехавших в Сирии, готовы принимать родственники. По словам Азизы Абдирасуловой, многие кыргызстанцев обращаются к ней с просьбой помочь в возвращении родных из Сирии. Однако некоторых граждан, находящихся в Сирии и Ираке не готовы принимать их или их детей. Она привела пример.

«Брат двух женщин, находящихся в Багдатской тюрьме, сказал, что у его сестер там осталось девять детей, и он не готов их принять, поскольку не знает, как их прокормить. Я не осуждаю его», — поделилась она.

Почему мы должны их возвращать

«С 2014 года я работал в этом направлении совместно с правоохранительными органами и предупреждали граждан, что это не джихад, что это обман. Тогда я лично говорил, что придет время, когда эти люди будут проситься обратно. Как бы цинично это ни звучало. Это был их выбор, никто их туда не отправлял. Никто их туда не гнал», — сказал Икболжан Мирсаитов, независимый эксперт.

Теперь мы стоим перед дилеммой, и я задаюсь вопросом, почему мы должны их возвращать? Как мы уберем войну из людей, которые видели эту войну и жили во время войны?

Он считает, что несмотря на преграды и трудности уехавшие граждане и их дети захотят вернуться в Кыргызстан.

«Рано или поздно эти дети захотят вернуться на Родину. Но в качестве кого?».

Правозащитница Азиза Абдирасулова считает, что не нужно бояться обсуждать этот вопрос: «Если мы сегодня обсуждаем эту тему – это не значит, что завтра государство начнет их сразу возвращать».

Источник: kaktus.media

Источник: Corruptioner.life

Возвращение кыргызстанцев из Сирии. Вопросов больше, чем ответов

В Сирии находится по меньшей мере 850 граждан Кыргызстана, среди которых женщины и дети. Пока Кыргызстан еще не начал возвращать своих граждан, хотя МИД сообщил, что ведется работа по определению количества и идентификации граждан.

«Присутствие граждан Кыргызстана на не подконтрольных официальным властям территориях Сирии создает для кыргызской стороны сложности», — ответили в ведомстве на запрос Kaktus.media. При этом не назвали никаких конкретных действий, проводимых в этом направлении.

Тема возвращения кыргызских граждан из зоны боевых действий, похоже, больше волнует правозащитников и журналистов, нежели официальные органы. Сегодня, 30 мая, IWPR провел экспертную встречу «Возвращение кыргызстанцев из Сирии и Ирака: преграды и возможности».

Что будет, если не вернуть граждан, выехавших в Сирию

«Плоскость войны, плоскость конфликтных ситуаций распространилась по Центральной Азии. Люди, выехавшие за пределы Кыргызстана, были одурманены и обмануты. Проблема в том, что вместе с ними выехали их семьи, которые попали сейчас в лагеря. К сожалению, быт и условия проживания очень плохие. Неизвестно, какие будут последствия, если не вернуть граждан, выехавших в Сирию или Ирак», — рассказывает Артур Медетбеков, эксперт по вопросам терроризма и региональной безопасности, во время экспертной встречи по репатриации граждан КР из Сирии и Ирака.

Если мы лишим их гражданства и оставим в лагерях, то это еще более усугубит ситуацию, озлобив людей, которые там останутся.

По словам Артура Медетбекова, возвращение граждан из Сирии может помочь в дерадикализации кыргызстанцев.

«Это повлияет на граждан, которые вынашивали мысли примкнуть к запрещенным организациям», — считает он.

Три подхода к возвращению граждан КР из Сирии и Ирака

Азиза Абдирасулова, руководитель правозащитного центра «Кылым шамы», предлагает три подхода к возвращению граждан Кыргызстана из Сирии и Ирака:

Политический подход: со стратегией по возврату и реабилитации женщин и детей, с конкретным планом по работе с каждым возвращенцем.

Правовой подход: каждый гражданин, который уехал, должен иметь индивидуальный правовой подход. Правоохранительные органы не должны применять одинаковые наказания для всех.

Правозащитный подход: все ли вернулись, не остался ли кто-то в рабстве или приговорен к смертной казни. Какие условия и отношение должны быть созданы государством для интеграции возвращенцев в общество.

«По данным правозащитной организации «Кылым шамы», в иракских тюрьмах находятся 4 женщины и 11 детей — граждан Кыргызстана. К нам официально обратились 46 семей, родственники которых сейчас находятся в Сирии и Ираке. Кыргызстанок выдавали замуж за боевиков, и у них есть дети от разных отцов. Еще есть 12 лиц, чьих родственников мы еще не нашли», — рассказывает Абдирасулова.

Влияние патриархального устоя общества в выезде в Сирию кыргызстанок

Гульназ Исаева, заведующая отделом аналитики Государственной комиссии по делам религий, считает, что на кыргызстанок, выехавших в Сирию, повлияли мужья.

По результатам исследования «ООН-женщины», многие женщины последовали за своими мужьями. Это патриархальный устой нашего общества, когда женщина следует за своим мужем. Даже ее семья этому не препятствует, что очень проблематично для страны.

«Возможная репатриация — это очень длительный и трудный процесс, требующий поддержки других стран при пересечении границ, правозащитных и международных организаций, которые сделают вклад в процесс реабилитации и вовлечения обратно в социум. Психологов, специализирующихся на конфликтных ситуациях, очень мало. А они необходимы, чтобы вытащить возвратившихся женщин и детей из абсолютной деструкции», — сказала Исаева.

Готовы ли родственники

По словам экспертов, не всех граждан, выехавших в Сирии, готовы принимать родственники. По словам Азизы Абдирасуловой, многие кыргызстанцев обращаются к ней с просьбой помочь в возвращении родных из Сирии. Однако некоторых граждан, находящихся в Сирии и Ираке не готовы принимать их или их детей. Она привела пример.

«Брат двух женщин, находящихся в Багдатской тюрьме, сказал, что у его сестер там осталось девять детей, и он не готов их принять, поскольку не знает, как их прокормить. Я не осуждаю его», — поделилась она.

Почему мы должны их возвращать

«С 2014 года я работал в этом направлении совместно с правоохранительными органами и предупреждали граждан, что это не джихад, что это обман. Тогда я лично говорил, что придет время, когда эти люди будут проситься обратно. Как бы цинично это ни звучало. Это был их выбор, никто их туда не отправлял. Никто их туда не гнал», — сказал Икболжан Мирсаитов, независимый эксперт.

Теперь мы стоим перед дилеммой, и я задаюсь вопросом, почему мы должны их возвращать? Как мы уберем войну из людей, которые видели эту войну и жили во время войны?

Он считает, что несмотря на преграды и трудности уехавшие граждане и их дети захотят вернуться в Кыргызстан.

«Рано или поздно эти дети захотят вернуться на Родину. Но в качестве кого?».

Правозащитница Азиза Абдирасулова считает, что не нужно бояться обсуждать этот вопрос: «Если мы сегодня обсуждаем эту тему – это не значит, что завтра государство начнет их сразу возвращать».

Источник: kaktus.media

Источник: Corruptioner.life

Возвращение кыргызстанцев из Сирии. Вопросов больше, чем ответов

В Сирии находится по меньшей мере 850 граждан Кыргызстана, среди которых женщины и дети. Пока Кыргызстан еще не начал возвращать своих граждан, хотя МИД сообщил, что ведется работа по определению количества и идентификации граждан.

«Присутствие граждан Кыргызстана на не подконтрольных официальным властям территориях Сирии создает для кыргызской стороны сложности», — ответили в ведомстве на запрос Kaktus.media. При этом не назвали никаких конкретных действий, проводимых в этом направлении.

Тема возвращения кыргызских граждан из зоны боевых действий, похоже, больше волнует правозащитников и журналистов, нежели официальные органы. Сегодня, 30 мая, IWPR провел экспертную встречу «Возвращение кыргызстанцев из Сирии и Ирака: преграды и возможности».

Что будет, если не вернуть граждан, выехавших в Сирию

«Плоскость войны, плоскость конфликтных ситуаций распространилась по Центральной Азии. Люди, выехавшие за пределы Кыргызстана, были одурманены и обмануты. Проблема в том, что вместе с ними выехали их семьи, которые попали сейчас в лагеря. К сожалению, быт и условия проживания очень плохие. Неизвестно, какие будут последствия, если не вернуть граждан, выехавших в Сирию или Ирак», — рассказывает Артур Медетбеков, эксперт по вопросам терроризма и региональной безопасности, во время экспертной встречи по репатриации граждан КР из Сирии и Ирака.

Если мы лишим их гражданства и оставим в лагерях, то это еще более усугубит ситуацию, озлобив людей, которые там останутся.

По словам Артура Медетбекова, возвращение граждан из Сирии может помочь в дерадикализации кыргызстанцев.

«Это повлияет на граждан, которые вынашивали мысли примкнуть к запрещенным организациям», — считает он.

Три подхода к возвращению граждан КР из Сирии и Ирака

Азиза Абдирасулова, руководитель правозащитного центра «Кылым шамы», предлагает три подхода к возвращению граждан Кыргызстана из Сирии и Ирака:

Политический подход: со стратегией по возврату и реабилитации женщин и детей, с конкретным планом по работе с каждым возвращенцем.

Правовой подход: каждый гражданин, который уехал, должен иметь индивидуальный правовой подход. Правоохранительные органы не должны применять одинаковые наказания для всех.

Правозащитный подход: все ли вернулись, не остался ли кто-то в рабстве или приговорен к смертной казни. Какие условия и отношение должны быть созданы государством для интеграции возвращенцев в общество.

«По данным правозащитной организации «Кылым шамы», в иракских тюрьмах находятся 4 женщины и 11 детей — граждан Кыргызстана. К нам официально обратились 46 семей, родственники которых сейчас находятся в Сирии и Ираке. Кыргызстанок выдавали замуж за боевиков, и у них есть дети от разных отцов. Еще есть 12 лиц, чьих родственников мы еще не нашли», — рассказывает Абдирасулова.

Влияние патриархального устоя общества в выезде в Сирию кыргызстанок

Гульназ Исаева, заведующая отделом аналитики Государственной комиссии по делам религий, считает, что на кыргызстанок, выехавших в Сирию, повлияли мужья.

По результатам исследования «ООН-женщины», многие женщины последовали за своими мужьями. Это патриархальный устой нашего общества, когда женщина следует за своим мужем. Даже ее семья этому не препятствует, что очень проблематично для страны.

«Возможная репатриация — это очень длительный и трудный процесс, требующий поддержки других стран при пересечении границ, правозащитных и международных организаций, которые сделают вклад в процесс реабилитации и вовлечения обратно в социум. Психологов, специализирующихся на конфликтных ситуациях, очень мало. А они необходимы, чтобы вытащить возвратившихся женщин и детей из абсолютной деструкции», — сказала Исаева.

Готовы ли родственники

По словам экспертов, не всех граждан, выехавших в Сирии, готовы принимать родственники. По словам Азизы Абдирасуловой, многие кыргызстанцев обращаются к ней с просьбой помочь в возвращении родных из Сирии. Однако некоторых граждан, находящихся в Сирии и Ираке не готовы принимать их или их детей. Она привела пример.

«Брат двух женщин, находящихся в Багдатской тюрьме, сказал, что у его сестер там осталось девять детей, и он не готов их принять, поскольку не знает, как их прокормить. Я не осуждаю его», — поделилась она.

Почему мы должны их возвращать

«С 2014 года я работал в этом направлении совместно с правоохранительными органами и предупреждали граждан, что это не джихад, что это обман. Тогда я лично говорил, что придет время, когда эти люди будут проситься обратно. Как бы цинично это ни звучало. Это был их выбор, никто их туда не отправлял. Никто их туда не гнал», — сказал Икболжан Мирсаитов, независимый эксперт.

Теперь мы стоим перед дилеммой, и я задаюсь вопросом, почему мы должны их возвращать? Как мы уберем войну из людей, которые видели эту войну и жили во время войны?

Он считает, что несмотря на преграды и трудности уехавшие граждане и их дети захотят вернуться в Кыргызстан.

«Рано или поздно эти дети захотят вернуться на Родину. Но в качестве кого?».

Правозащитница Азиза Абдирасулова считает, что не нужно бояться обсуждать этот вопрос: «Если мы сегодня обсуждаем эту тему – это не значит, что завтра государство начнет их сразу возвращать».

Источник: kaktus.media

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...