Медетбеков: Самонадеянность отдельных руководителей привела к провалу операции в Кой-Таше

После проведения спецоперации в Кой-Таше 7-8 августа к отряду особого назначения «Альфа» было предъявлено очень много претензий. Ветеран российский «Альфы» Сергей Гончаров в интервью газете «Взгляд» заявил, что вообще не применял бы слово «спецназ» по отношению к тем бойцам, «которые позволили взять себя в плен простым обывателям».

Kaktus.media поговорил с экс-заместителем председателя ГКНБ КР, генералом-майором Артуром Медетбековым о том, кто виноват в провале спецоперации в Кой-Таше, мог бы спецназ вести по другому и правы ли эксперты, которые считают, что в Кыргызстане не существует спецназа как такового.

О профессионализме руководителей спецоперации в Кой-Таше

— Артур Капарович, насколько профессионально, на ваш взгляд, действовал спецназ во время операции в Кой-Таше?

— Сама операция, как мне кажется, была проведена или задумана очень спонтанно. При проведении спецопераций, операций по освобождению заложников, предотвращению терактов, любой спецназ, а тем более «Альфа» применяет огнестрельное оружие, делает рекогносцировку, используют оперативно-технические средства плюс там еще есть возможность использования каких-то агентурных сетей.

В данном случае решение о проведении данной операции принималось очень быстро, возможно, даже в этот день и многие факторы не были учтены.

Руководство не учло то, что операция была назначена в сельской местности, там, где люди хорошо знают друг друга. Не учли также и национальный менталитет. В селе даже если человек плохой, если он изгой, к нему все равно придут на помощь. Поэтому столько гражданских и пришло к дому Атамбаева его защищать.

Второе, что хотелось бы отметить, — спецоперация была проведена в канун саммита глав правительств стран-участниц ЕАЭС. Возможно, это было оперативной необходимостью.

Глава КГНБ уже сказал, что альфовцам был дан приказ не применять оружие по отношению к мирному населению. Я думаю, они не хотели стрелять из других соображений.

Скорее всего, они думали, что сам Атамбаев как бывший президент и бывший главком не будет стрелять по своим, потому что Атамбаев всегда твердил о заслугах «Альфы», особенно в последние семь лет.

Самонадеянность отдельных руководителей привела к тому, что произошел провал этой операции.

Спецназу помешал щит из женщин и стариков, который встретил их во дворе. Если бы спецназ отправили туда задержать каких-нибудь террористов или экстремистов, они бы там все раскрошили и с честью выполнили свой долг.

Но здесь надо учитывать другой момент: хотим мы или не хотим, в памяти людей остались события 2010 года, когда спецназ «Альфа» не применял огнестрельного оружия на «Форуме» во время подавления беспорядков. И сейчас не применял. Поэтому и в этот раз они не смогли поднять руку, не смогли перейти ту черту, чтобы применять оружие. Тем более, у них оружие было с резиновыми пулями.

Учитывая все эти факторы, могу сказать, что операция по приводу Атамабева в следственные органы была провалена.

— На пресс-конференции глава ГКНБ Орозбек Опумбаев сказал, что его ведомство не знало, что у Атамбаева в Кой-Таше был оборудован бункер, они не знали, что там есть вооруженные люди. Можно ли сказать, что есть проблема с разведкой или что кто-то слил людям Атамбаева, что против него готовится операция.

— Насколько я понял, исходя из информации председателя ГКНБ, у них не было оперативной информации о том, что происходит в Кой-Таше и в доме Атамбаева.

Я не исключаю, что определенные люди, которые имели ранее контакт с людьми Атамбаева, могли предупредить о намеченной операции по принудительному приводу заранее.

Тут еще нужно исходить из того, что Атамбаеву обеспечивали безопасность сотрудники 9-го управления ГКНБ, плюс еще были бывшие сотрудники правоохранительных органов, которые и обеспечивали его информацией.

О спецназе

— Как вы считаете, почему спецназовцы сдались в плен местным жителям? Можно ли говорить, что это было сделано намеренно, чтобы потом предъявить Атамбаеву статью «Захват заложников»?

— Я думаю, что когда спецназ «Альфа» заходил двумя группами – одна заходила в дом, которая обеспечивала безопасность по периметру, у них где-то пошла несогласованность с МВД или той группой, которая обеспечивала оцепление по наружному периметру, чтобы не давать зайти во двор толпе с палками и камнями. Здесь, к сожалению, была допущена очень большая тактическая ошибка. В итоге та группа спецназовцев, которая уже прорвалась в дом, оказалась в окружении толпы с палками и камнями.

У спецзназа было оружие, пусть и с резиновыми пулями, но они не смогли стрелять в свой народ, там были и женщины, и дети, и молодые люди, и старики. Поэтому ради того, чтобы никто не пострадал, ради успокоения, они добровольно сложили оружие и сдались.

Но эти озверевшие молодые люди не поняли их порыва и стали издеваться над спецназовцами. Я был в больнице. Все спецназовцы, которые там находились, были очень сильно избиты. У одного из них были перебиты все десять пальцев на руках, как будто по ним молотком били.

Поэтому, конечно, это не было специальной инсценировкой, никто бы не позволил, чтобы один погиб, а шестеро подверглись таким истязаниям. Все это стечение обстоятельств. Ребята пошли на самопожертвование, чтобы остановить пыл толпы.

Они защищали не себя, а тех людей, которые находились там.

Но здесь можно рассматривать и другую точку зрения. Возможно, они думали, что, если они сдадутся, бывший президент, бывший главком республики даст им возможность спокойно уйти. Возможно, у них было такое доверие. Но, к сожалению, бывший президент, бывший главком переступил все нормы закона. Он сам признался, что стрелял и мог в кого-то попасть, тем самым подписал себе приговор по обвинительному заключению.

Могу сказать точно, что гибель одного спецназовца и взятие в плен еще шестерых развезло руки государственной системе, чтобы на следующий день с применением всех сил и средств могли штурмовать и взять Атамбаева.

— Есть мнение, что у погибшего спецназовца не было защитных пластин на бронежилете. Их сняли, чтобы легче передвигаться, перепрыгивать через забор. У вас есть такая информация?

— То, что у них не было специальных боковых титановых пластин на бронежилетах во время проведения операции, говорит о том, что они знали, что идут на принудительный привод.

Во-вторых, они думали, что бывший главком, бывший президент не окажет сопротивления. Хотя он несколько десятков раз говорил о том, что будет отстреливаться, но, возможно, его слова не воспринимались всерьез.

Кроме того, в такую жаркую погоду, дополнительная нагрузка будет создавать дополнительные неудобства.

— Уже многие говорили, что в таких случаях посылают силы МВД, «Альфа» же нужна для антитеррористических операций. А тут на массовые беспорядки отправили устранять 57 человек. Что, кроме надежды на генеральские погоны, могло двигать руководством ГКНБ?

— Во-первых, спецназ использовали в связи с тем, что в Кыргызстане очень опасна стала не внешняя угроза, а внутренняя, которая обусловлена вылазками различного рода групп, наркодельцов, отдельных политиков и отставных чиновников, которые стали использовать в своих интересах группы людей, иногда и вооруженных, создавая тем самым в стране хаос.

Скорее всего, руководство ввело дополнительные пункты в инструкцию об использовании «Альфы».

Плюс в этот момент очень сильно накалялась обстановка в Солтон-Сары в Нарынской области, руководство МВД с некоторым количеством спецназа СОБР поехало туда. На южных границах тоже не все было спокойно, там тоже использовали спецназ в качестве усиления.

Во-вторых, руководство исходило из тех соображений, что на тот момент более подготовлено, более профессионально и более бесшумно сработают именно сотрудники «Альфы».

На мой взгляд, руководство МВД и ГКНБ считало, что Атамбаев и его команда не окажут вооруженного сопротивления. Они считали, что задержание пройдет более гладко. Именно это и ввело их в заблуждение и привело к провалу операции.

Об оружии

— Очень многие говорят, о том, что на фотографиях, которые есть в соцсетях, у спецназа видно не помповое оружие, а боевое. Откуда, на ваш взгляд, появилось боевое оружие у спецназа?

— В Кой-Таше действовало две группы спецназа. Одна должна была осуществить непосредственно привод Атамбаева, а вторая обеспечивала оцепление дома по периметру. Вот вторая группа спецназа и была оснащена боевым оружием.

Но со стороны спецназа не было применено ни одно огнестрельное оружие. Об этом свидетельствуют, в первую очередь, те самые легкие ранения, которые получили защитники дома. Возможно, у некоторых были ранения от резиновых пуль, но ни у одного из них нет ранения от огнестрельного оружия.

В то время, как сами спецназовцы получили ранения именно из огнестрельного оружия. Их начальник получил перелом, замначальника и его двое подчиненных получили огнестрельные ранения.

— Судя по характеру ранений спецназовцев, как в них стреляли?

— Я могу точно сказать, что все ранения были получены с очень близкого расстояния.

Выстрелы были сделаны сверху, с третьего этажа, когда поднимались за бывшим президентом.

Ни одного ранения за пределами дома получено не было. Конечно, во время следственных действий будет проведена трасологическая экспертиза, будут рассмотрены и свидетельские показания, и тогда мы узнаем правду.

По моему мнению, скорее всего, выстрелы были произведены именно из близкого окружения Атамбаева, теми людьми, которые обеспечивали его защиту и безопасность.

— Есть такие подозрения, что бывший сотрудник ГКНБ в окружении Атамбаева указывал его людям на силовиков, кто и где работает и на них точечно нападали. Что вы знаете об этом?

— Это нельзя исключить. В кругу Атамбаева были не только бывшие рядовые сотрудники ГКНБ, там же был и бывший председатель ГКНБ Абдиль Сегизбаев.

У них могли остаться свои источники в органах как в МВД, так и в ГКНБ. Они могли использовать свой опыт и знания, Могли консультировать либо на расстоянии, либо по телефону. Поэтому и такой поворот событий я не исключаю.

— Откуда, на ваш взгляд, столько оружия в доме Атамбаева?

— Для ответа на этот вопрос нам необходимо вернуться в 2010 год. 7 апреля 2010 года спецназ «Альфа» тоже был отправлен в качестве помощи сотрудникам милиции, которых избивали. Да, на определенное время, минут на 15, спецназ их отсек. Но потом разъяренная толпа опять на них напала и захватила оружие, которое было в оставленных машинах.

Почему в машинах оказалось оружие? Одна группа приехала из Оша при полном боевом вооружении. Обычно, когда бойцы выходят на задание в полном боевом комплекте, они находятся в оборудованных местах. И было нападение толпы в несколько тысяч человек, которые напади на них, избили и отобрали оружие. Вот это оружие, которое было похищено из войсковых частей на юге, оружие, которое было похищено из службы государственной охраны — оно в большом количестве, более 500 единиц, находится на руках населения. Большая часть оружия была похищена именно перед зданием «Форума».

По материалам уголовного дела по событиям 2010 года ни одни мародер, ни один похититель оружия не был осужден и не был привлечен, оружие не было возвращено. Сейчас мы пожинаем плоды 2010 года.

Я не исключаю, что оружие, которое было похищено в 2010 году, всплыло и в доме Атамбаева. Там был найден автомат с калибратором, а такой автомат был похищен в 2010 году.

О тактических ошибках

— Какие тактические ошибки были допущены при проведении операции в Кой-Таше?

— С такой операцией наша «Альфа» столкнулась впервые. Вроде бы и просто принудительный привод, и приказ не применять оружие.

С другой стороны, тактика Атамбаева была похожа на тактику террористических групп. Он заранее подготовился, сделал у себя бункер, подготовил боевые гнезда, мешки с песком, камни разгрузил.

Его люди и он сам вооружились огнестрельным оружием. Кроме того, они сделали себе щит из стариков, женщин и молодых людей, которые были там.

То есть становится сложным для спецназа работать в таких условиях. Спецназ и люди в особняке в Кой-Таше — все граждане одного Кыргызстана.

Это одна сторона медали.

Вторая сторона — это то, что при проведении такого рода спецопераций нужно учитывать и временной характер, и национальный менталитет, работать в одной связке с другими правоохранительными органами. К тому же нужно провести рекогносцировку, плюс использовать оперативно-технические средства, использовать фактор внезапности и мобильности этих групп.

Эти моменты были не до конца учтены и самое главное — командование должно было брать руководство в едином центре управления террористическими операциями. То есть начальник должен был быть один.

Очень много моментов были не учтены, потому что вся операция была сделана и проведена очень быстро и не до конца продуманна. Возможно, они думали, что бывший глава государства, главком не будет применять оружие и стрелять. Это их ввело в большое заблуждение.

— Вы говорили о временном факторе, почему операция была назначена на то время, когда в доме находилось много гражданских?

— Я допускаю, что были какие-то половинчатые оперативные данные, где учитывали этот фактор, но не учли другие варианты и другие возможности.

— Председатель ГКНБ подчеркивает, что 7 августа был принудительный привод, а уже 8 августа — спецоперация…

— Грань между понятиями принудительный привод, штурмом и спецоперацией очень тонкая и размытая, иногда эти понятия путаются. Многие недопонимают или путают одно с другим. Здесь должна была быть четкая инструкция с учетом всех обстоятельств. К сожалению, здесь были допущены ошибки. Мне кажется, в начальной стадии была попытка принудительного задержания. Когда они зашли вовнутрь и на них накинулись и стали забрасывать камнями и палками, спецназ вынужден был применить резиновые пули. А потом уже, когда никто не руководил, получился хаос, который и привел к жертвам среди спецназа.

О критике спецназа

— Как вы оцениваете слова российского ветерана «Альфа» о том, что наш спецназ нельзя называть спецназом после провала спецоперации в Кой-Таше?

— Я с большим уважением отношусь к Гончарову, я его знаю лично. Он действительно ветеран боевых действий, как у нас говорят, мы с ним братья по оружию. Но его высказывание про то, что спецназ «Альфа» нельзя называть спецназом, возможно было сказано в эмоциональном порыве. Возможно, журналисты его неправильно поняли.

Со своей стороны, могу сказать, что герой Советского Союза, генерал-майор Зайцев направил телеграмму-соболезнования по поводу гибели нашего сотрудника Усена Ниязбекова. Кроме того, мы переговаривали с ветеранами российской «Альфы», они в ближайшее время выпустят специальный пресс-релиз и отметят опыт и заслуги как действующего состава «Альфы», так и ветеранов. Гончаров отметил, что у нашего спецназа не было крупных спецопераций. Однако это не так.

Я хотел бы напомнить, что после обретения независимости в 1992 году, 27 октября было создано оперативно-боевое отделение, которое стало одним из первых в Центральной Азии, можно сказать отцом-основателем сегодняшнего управления специальными операциями «Альфа».

В 1997 году, когда поменялось руководство спецслужб, был создан небезызвестный антитеррористический центр «Калкан» на базе непосредственно «Альфы». За 28 лет бойцы этих подразделений участвовали во многих спецоперациях, проделали огромную работу как профессионалы.

Один из примеров — задержание террористов в 1999 году, когда десять террористов, проходившие обучение в Чечне у Хаттаба, известного террориста, вторглись в Кыргызстан. Или операция в 2015 году, накануне праздника Курман-айт, когда террористы готовили крупный теракт на площади, но не успели его совершить. Сотрудники «Альфы» с достоинством и честью выполнили свою работу, задержав несколько террористов, при этом трое из них получили ранения. Но об этом, возможно, мало кто знает, хотя и были публикации в прессе.

Кыргызстанский спецназ «Альфа» — ребята высокого профессионального уровня. Мне кажется, еще нужно помнить: как бы то не было, они призваны служить отечеству, какое задание дают, то они и выполняют.

Если кто-то думает, что после событий в Кой-Таше кыргызский спецназ сломался и находится в подавленном состоянии, то он глубоко заблуждается. Эти бойцы готовы всегда отражать угрозу нашей страны и делать это четко и профессионально.

Источник: kaktus.media

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...