Чолпон Джакупова: Если такая кадровая политика продолжится, то шансы Атамбаева возрастут

Интервью с директором правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакуповой подготовлено Эриком Исраиловым для «Общественного рейтинга».

– Чолпон Идиновна, как, по-вашему, складывается политическая ситуация в стране?

– Знаете, в последнее время стараюсь уходить от вопросов, касающихся политики. Поэтому ограничиваюсь беседами о праве, законодательстве и прочее. Так происходит не потому, что я испытываю страх, а просто надоело давать печальные прогнозы. Посему стала ограничиваться только теми темами, которые связаны с моей профессиональной деятельностью.

Ситуация в стране не просто нестабильная, а стабильно отвратительная!

Видите ли, любая устойчивость базируется на неукоснительном соблюдении законов. Стабильно падает уровень доверия населения к судебной и правоохранительной системам, что свидетельствует об их плохой и неэффективной работе. Следовательно, законы не соблюдаются. Так, в целом и вся система не может быть устойчивой по принципу.

Все это автоматически ведет к негативным последствиям в экономической сфере, так как ни один инвестор к нам не пойдет. Если сам Нацстатком дает неутешительную статистику, то это же о чем-то говорит? Бизнес абсолютно не защищен, плюс высочайший уровень коррупции! Без развития бизнес-сектора не будет увеличиваться база налогообложения и, соответственно, не будет развития. Что тогда остается делать официальной власти?

Властям остается только заниматься популизмом для создания видимости некой устойчивости.

Сегодня отсутствует контроль за соблюдением законодательства, не генерируются экономические прорывные шаги. Таким образом, на фоне таких вот печальных результатов власть начинает заниматься популизмом, национализмом и апеллирует к традиционным ценностям.

– А как же вы оцениваете борьбу с коррупцией, провозглашенную президентом страны? Она потерпела сокрушительное фиаско?

– Борьба с коррупцией не может проводиться выборочно. Для чего затевается борьба с коррупцией? Одним из ее показателей является лояльность большинства населения. А такая лояльность большинства населения в условиях выборочного применения закона и открытой демонстрации неприкосновенности определенного круга людей… У нас же все избирательно.

Посмотрите на кадровую политику. Назначают на должности за блоггерскую деятельность, стоит лишь только покритиковать команду бывшего президента страны. В этом контексте не вижу прорывов. Во времена Атамбаева самым страшным было получить ярлык «бакиевщина». Сейчас происходит ровно то же самое, только ярлык «атамбаевщина». Сейчас борются с Атамбаевым, но результат будет аналогичным.

Как правило, пришедшие во власть реформаторы не борются с прежними, а с момента своего прихода открывают новую страницу и не дают больше нарушать законы.

– Если следовать логике ваших рассуждений, то действующий президент Жээнбеков – это эквивалент Атамбаеву?

– Как вам сказать… Ведь он с самого начала, как и Атамбаев, не скрывал, что является ставленником. Вначале, безусловно, был высокий уровень доверия. По большому счету, за исключением команды экс-президента, такого сильного наезда с использованием правоохранительных органов не было. Со СМИ наблюдается некое потепление, но этим славились все президенты, когда приходили.

Любая новая администрация начинается с потепления, затем, когда она усиливается, проводит парламентские выборы, а после начинает закручивать гайки. Такая вот традиция в нашей республике.

– Такая традиция плохо заканчивалась для всех президентов, правда, для последнего в иной степени.

– Для Атамбаева такая традиция завершилась постфактум. Все-таки Жээнбеков пришел через выборы, а не путем насилия. Данный фактор имеет большое влияние на формирование внутренней политики. Но, бесспорно, с самого начала Жээнбеков был учеником, соратником, ставленником, другом и так далее. Поэтому то, что сейчас декларируется, было создано в качестве задела при Атамбаеве. Борьба с коррупцией, судебная реформа – лозунги, которые мы слышали еще при Атамбаеве.

– Сегодня данные лозунги дезавуированы?

– В целом да. Жээнбеков лишь ввел в обиход «Развитие регионов». Но как регионы начнут развиваться без существенной подпитки из бюджета? Я лично не представляю. Развитие регионов требует больших финансов. А в условиях отсутствия возможностей для привлечения инвестиционных средств все останется лишь лозунгом на бумаге. Развитие регионов – это большие программы, требующие финансов.

– У меня складывается впечатление, что руководство страны вообще относится к экономическим проблемам совершенно равнодушно.

– Не вижу вообще команду у президента. Да, сидят в аппарате люди, но от них глупо ожидать реформ. Во-вторых, если откровенно, люди с определенной психологией могут провести реформы таким образом, что нам всем станет значительно хуже!

– В 2020 году состоятся выборы в парламент. Какая из политорганизаций может стать пропрезидентской?

– Не знаю.

– Вы будете баллотироваться?

– Нет. В парламент есть смысл идти тогда, когда есть партии. Главное – я не вижу запрос на политические партии со стороны граждан. Парламентаризм не может существовать в условиях отсутствия гражданственности. Гражданственность подразумевает осознанность. Вот, допустим, есть заказ общества на смену политической элиты, но насколько сами граждане не поддадутся соблазну во время выборов и не станут продавать голоса?

– Смена политической элиты может проходить радикальным путем или эволюционным. Каким образом она должна меняться в нашей политике?

Мне бы тоже хотелось видеть новое поколение управленцев. Но хочу отметить, что у нового поколения зачастую отсутствует жертвенность и долгосрочное планирование. Все желают попасть на вершину власти сразу. Даже блоггеры считают, что их деятельности вполне достаточно для работы в парламенте. Но этого недостаточно.

— Человек должен пройти профессиональные ступени, у него должен быть багаж профессиональной работы. Когда в парламент приходят базаркомы без каких-либо понятия о госустройстве, то вряд ли можно ожидать прорывных решений.

– Помню, пресса писала, что экс-президент не раз говорил, что сам лично будет составлять список кандидатов в депутаты…

– Он составил и сам стал жертвой данного списка.

– Кстати, он, на ваш взгляд, имеет шансы на реинкарнацию?

– Сложно. В этом смысле самым главным его помощником является нынешний президент страны. Если существующая невнятная кадровая политика продолжится, когда ставка делается на изначально слабых, то шансы Атамбаева возрастут. Хотя изначально казалось, что экс-президент уже не воспрянет.

– Прежний режим не давал хлеба, но давал зрелище, а существующий не дает ни хлеба, ни зрелищ…

– Если говорить откровенно, то не вижу разницы между режимами, хотя с моей стороны, наверное, это верх неблагодарности.

Если бы не произошло смены власти, то я бы однозначно пострадала. Но разницы между двумя режимами все равно не вижу.

– Все больше и больше критикуют работу правительства, несмотря на то, что парламент принял отчет кабмина. Ваше мнение?

– Действующий настолько серый! Более всего меня убивает их ложь, например, по урановому скандалу. Понимаю, ситуация сложная, в бюджете дырка, инвестиций нет, но тем не менее лгать нельзя.

Кабмин безликий и безынициативный, а госслужащие поощряются за безделье. Не знаю, отслеживает Сооронбай Жээнбеков или нет, но фактически ни один институт власти полноценно не работает. Все боятся брать на себя ответственность и принимать решения.

Во всех госорганах проблемы с контролем – программы не исполняются и остаются на бумаге. Это самая большая проблема. Аналогичная ситуация и в судебной ветви. Там зачастую нет единообразного применения судебной практики, но при этом за подобные безобразия никто не привлекается к ответственности!

– Можете ли вы сказать после вышеперечисленного, что общественный кредит доверия Жээнбекову исчерпан?

– Когда я была более доверчивой и наивной, то сказала бы однозначно «да». Однако, зная культуру моих сограждан, я не уверена, что выборы в 2020 году покажут это. Поэтому не знаю. В этой связи жалко, что самые умные люди начнут уезжать из страны, не видя перспектив, а качество управленческого класса будет становиться все хуже и хуже.

– Как вы полагаете, руководство страны это осознает или нет?

– Когда я встречалась с Сооронбаем Жээнбековым, то показалось, что он искренний человек. Но когда посмотришь на его окружение и тех людей, которых он держит рядом, то я не понимаю, как в нем уживаются с виду благочестивые намерения и такие изначально провальные кадровые назначения.

Складывается впечатление, что у него внутренний раздрай. Иначе невозможно понять, как два начала уживаются в натуре человека.

– Все эти априори провальные кадровые назначения напоминают какой-то эксперимент, которые власти предержащие ставят над страной. Только вот цена эксперимента слишком высока – упущенные возможности экономического роста и в целом развитие страны.

– Это не эксперимент, а принцип «порадей за ближнего».

– Как проходит судебная реформа?

– В целом ничего не улучшилось, а скорее ухудшилось. Во-первых, постреволюционные назначения за заслуги перед революцией привели к тому, что пачками убирали профессионалов. На текущий момент мы пожинаем плоды такой практики. Вспоминаю форму изложения материалов, уровень грамотности, знание процедур – все стало деградировать по причине политических факторов.

Во-вторых, после 2010 года появился страх, так как людей убирали без соблюдения процедур. В-третьих, неустойчивость законодательства. Внедрение новых кодексов повлекло за собой ряд трудностей в виде противоречий и пробелов. Поэтому правоохранительную и судебную системы сейчас довольно сильно лихорадит. Вышестоящие хотят все время получать только позитивную информацию, а нижестоящие боятся говорить им правду.

А дело закончится тем, что мы из адекватного, скромного Жээнбекова через три года получим второго Атамбаева.

Источник: kaktus.media

Источник: Corruptioner.life

Чолпон Джакупова: Если такая кадровая политика продолжится, то шансы Атамбаева возрастут

Интервью с директором правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакуповой подготовлено Эриком Исраиловым для «Общественного рейтинга».

– Чолпон Идиновна, как, по-вашему, складывается политическая ситуация в стране?

– Знаете, в последнее время стараюсь уходить от вопросов, касающихся политики. Поэтому ограничиваюсь беседами о праве, законодательстве и прочее. Так происходит не потому, что я испытываю страх, а просто надоело давать печальные прогнозы. Посему стала ограничиваться только теми темами, которые связаны с моей профессиональной деятельностью.

Ситуация в стране не просто нестабильная, а стабильно отвратительная!

Видите ли, любая устойчивость базируется на неукоснительном соблюдении законов. Стабильно падает уровень доверия населения к судебной и правоохранительной системам, что свидетельствует об их плохой и неэффективной работе. Следовательно, законы не соблюдаются. Так, в целом и вся система не может быть устойчивой по принципу.

Все это автоматически ведет к негативным последствиям в экономической сфере, так как ни один инвестор к нам не пойдет. Если сам Нацстатком дает неутешительную статистику, то это же о чем-то говорит? Бизнес абсолютно не защищен, плюс высочайший уровень коррупции! Без развития бизнес-сектора не будет увеличиваться база налогообложения и, соответственно, не будет развития. Что тогда остается делать официальной власти?

Властям остается только заниматься популизмом для создания видимости некой устойчивости.

Сегодня отсутствует контроль за соблюдением законодательства, не генерируются экономические прорывные шаги. Таким образом, на фоне таких вот печальных результатов власть начинает заниматься популизмом, национализмом и апеллирует к традиционным ценностям.

– А как же вы оцениваете борьбу с коррупцией, провозглашенную президентом страны? Она потерпела сокрушительное фиаско?

– Борьба с коррупцией не может проводиться выборочно. Для чего затевается борьба с коррупцией? Одним из ее показателей является лояльность большинства населения. А такая лояльность большинства населения в условиях выборочного применения закона и открытой демонстрации неприкосновенности определенного круга людей… У нас же все избирательно.

Посмотрите на кадровую политику. Назначают на должности за блоггерскую деятельность, стоит лишь только покритиковать команду бывшего президента страны. В этом контексте не вижу прорывов. Во времена Атамбаева самым страшным было получить ярлык «бакиевщина». Сейчас происходит ровно то же самое, только ярлык «атамбаевщина». Сейчас борются с Атамбаевым, но результат будет аналогичным.

Как правило, пришедшие во власть реформаторы не борются с прежними, а с момента своего прихода открывают новую страницу и не дают больше нарушать законы.

– Если следовать логике ваших рассуждений, то действующий президент Жээнбеков – это эквивалент Атамбаеву?

– Как вам сказать… Ведь он с самого начала, как и Атамбаев, не скрывал, что является ставленником. Вначале, безусловно, был высокий уровень доверия. По большому счету, за исключением команды экс-президента, такого сильного наезда с использованием правоохранительных органов не было. Со СМИ наблюдается некое потепление, но этим славились все президенты, когда приходили.

Любая новая администрация начинается с потепления, затем, когда она усиливается, проводит парламентские выборы, а после начинает закручивать гайки. Такая вот традиция в нашей республике.

– Такая традиция плохо заканчивалась для всех президентов, правда, для последнего в иной степени.

– Для Атамбаева такая традиция завершилась постфактум. Все-таки Жээнбеков пришел через выборы, а не путем насилия. Данный фактор имеет большое влияние на формирование внутренней политики. Но, бесспорно, с самого начала Жээнбеков был учеником, соратником, ставленником, другом и так далее. Поэтому то, что сейчас декларируется, было создано в качестве задела при Атамбаеве. Борьба с коррупцией, судебная реформа – лозунги, которые мы слышали еще при Атамбаеве.

– Сегодня данные лозунги дезавуированы?

– В целом да. Жээнбеков лишь ввел в обиход «Развитие регионов». Но как регионы начнут развиваться без существенной подпитки из бюджета? Я лично не представляю. Развитие регионов требует больших финансов. А в условиях отсутствия возможностей для привлечения инвестиционных средств все останется лишь лозунгом на бумаге. Развитие регионов – это большие программы, требующие финансов.

– У меня складывается впечатление, что руководство страны вообще относится к экономическим проблемам совершенно равнодушно.

– Не вижу вообще команду у президента. Да, сидят в аппарате люди, но от них глупо ожидать реформ. Во-вторых, если откровенно, люди с определенной психологией могут провести реформы таким образом, что нам всем станет значительно хуже!

– В 2020 году состоятся выборы в парламент. Какая из политорганизаций может стать пропрезидентской?

– Не знаю.

– Вы будете баллотироваться?

– Нет. В парламент есть смысл идти тогда, когда есть партии. Главное – я не вижу запрос на политические партии со стороны граждан. Парламентаризм не может существовать в условиях отсутствия гражданственности. Гражданственность подразумевает осознанность. Вот, допустим, есть заказ общества на смену политической элиты, но насколько сами граждане не поддадутся соблазну во время выборов и не станут продавать голоса?

– Смена политической элиты может проходить радикальным путем или эволюционным. Каким образом она должна меняться в нашей политике?

Мне бы тоже хотелось видеть новое поколение управленцев. Но хочу отметить, что у нового поколения зачастую отсутствует жертвенность и долгосрочное планирование. Все желают попасть на вершину власти сразу. Даже блоггеры считают, что их деятельности вполне достаточно для работы в парламенте. Но этого недостаточно.

— Человек должен пройти профессиональные ступени, у него должен быть багаж профессиональной работы. Когда в парламент приходят базаркомы без каких-либо понятия о госустройстве, то вряд ли можно ожидать прорывных решений.

– Помню, пресса писала, что экс-президент не раз говорил, что сам лично будет составлять список кандидатов в депутаты…

– Он составил и сам стал жертвой данного списка.

– Кстати, он, на ваш взгляд, имеет шансы на реинкарнацию?

– Сложно. В этом смысле самым главным его помощником является нынешний президент страны. Если существующая невнятная кадровая политика продолжится, когда ставка делается на изначально слабых, то шансы Атамбаева возрастут. Хотя изначально казалось, что экс-президент уже не воспрянет.

– Прежний режим не давал хлеба, но давал зрелище, а существующий не дает ни хлеба, ни зрелищ…

– Если говорить откровенно, то не вижу разницы между режимами, хотя с моей стороны, наверное, это верх неблагодарности.

Если бы не произошло смены власти, то я бы однозначно пострадала. Но разницы между двумя режимами все равно не вижу.

– Все больше и больше критикуют работу правительства, несмотря на то, что парламент принял отчет кабмина. Ваше мнение?

– Действующий настолько серый! Более всего меня убивает их ложь, например, по урановому скандалу. Понимаю, ситуация сложная, в бюджете дырка, инвестиций нет, но тем не менее лгать нельзя.

Кабмин безликий и безынициативный, а госслужащие поощряются за безделье. Не знаю, отслеживает Сооронбай Жээнбеков или нет, но фактически ни один институт власти полноценно не работает. Все боятся брать на себя ответственность и принимать решения.

Во всех госорганах проблемы с контролем – программы не исполняются и остаются на бумаге. Это самая большая проблема. Аналогичная ситуация и в судебной ветви. Там зачастую нет единообразного применения судебной практики, но при этом за подобные безобразия никто не привлекается к ответственности!

– Можете ли вы сказать после вышеперечисленного, что общественный кредит доверия Жээнбекову исчерпан?

– Когда я была более доверчивой и наивной, то сказала бы однозначно «да». Однако, зная культуру моих сограждан, я не уверена, что выборы в 2020 году покажут это. Поэтому не знаю. В этой связи жалко, что самые умные люди начнут уезжать из страны, не видя перспектив, а качество управленческого класса будет становиться все хуже и хуже.

– Как вы полагаете, руководство страны это осознает или нет?

– Когда я встречалась с Сооронбаем Жээнбековым, то показалось, что он искренний человек. Но когда посмотришь на его окружение и тех людей, которых он держит рядом, то я не понимаю, как в нем уживаются с виду благочестивые намерения и такие изначально провальные кадровые назначения.

Складывается впечатление, что у него внутренний раздрай. Иначе невозможно понять, как два начала уживаются в натуре человека.

– Все эти априори провальные кадровые назначения напоминают какой-то эксперимент, которые власти предержащие ставят над страной. Только вот цена эксперимента слишком высока – упущенные возможности экономического роста и в целом развитие страны.

– Это не эксперимент, а принцип «порадей за ближнего».

– Как проходит судебная реформа?

– В целом ничего не улучшилось, а скорее ухудшилось. Во-первых, постреволюционные назначения за заслуги перед революцией привели к тому, что пачками убирали профессионалов. На текущий момент мы пожинаем плоды такой практики. Вспоминаю форму изложения материалов, уровень грамотности, знание процедур – все стало деградировать по причине политических факторов.

Во-вторых, после 2010 года появился страх, так как людей убирали без соблюдения процедур. В-третьих, неустойчивость законодательства. Внедрение новых кодексов повлекло за собой ряд трудностей в виде противоречий и пробелов. Поэтому правоохранительную и судебную системы сейчас довольно сильно лихорадит. Вышестоящие хотят все время получать только позитивную информацию, а нижестоящие боятся говорить им правду.

А дело закончится тем, что мы из адекватного, скромного Жээнбекова через три года получим второго Атамбаева.

Источник: kaktus.media

Источник: Corruptioner.life

Share

You may also like...